Как я проходил обследование на туберкулез в 321 военном госпитале

туберкулезное отделение № 14
Обновлено:

В госпиталь я приехал чтобы пройти военно-врачебную комиссию, сокращенно ВВК перед увольнением из армии. Как я ее попытался пройти читайте в моей статье.Но пройти ее до конца не удалось. 

19 ноября мой профессиональный праздник - День Артиллерии. Именно в этот день врач фтизиатр решил провести обследование моего организма на наличие в нем палочек Коха, то есть на туберкулез.

Хотя диаскин тест и манту были в норме, а на флюорографии ничего не было, тем не менее на компьютерной томографии легких он разглядел какие-то очаги и решил провести дополнительное исследование. 

Это стандартный курс обследование на выявление туберкулеза. Заключается в том, что пациент ежедневно выпивает определенные таблетки, в течении 60 суток. То есть получает 60 доз лекарства. После этого делают контрольное КТ и сравнивают результаты. Выводы такие:

  1. Если размер непонятных очагов не изменился, значит здоров. Выписывают.
  2. Если уменьшились - значит это туберкулез и нужно продолжать лечение.
  3. Если увеличились - то это не тубик, а что то другое. Возможно рак, но не точно. Требуется дополнительное обследование. Но оно по вашему желанию.

Самое интересное в том, что пока врач не убедится в отсутствии у вас палочек Коха, он вас из отделения не выпишет. Болезнь считается опасной и волей неволей приходится смириться с обследованием.

Туберкулезное отделение № 14 321 ВКГ

Отделение расположено на 5 этаже довольно старого здания. Вход в него расположен с тыла здания, чтобы поменьше народа видело. Дверь всегда закрыта на замок, чтобы пациенты не разбежались. За этим строго следит дежурная сестра со своего поста.

вход в туберкулезное отделение

Перед входом на полу стоит корыто с дезинфицирующим раствором, для ополаскивания обуви и тряпка, потом вытереть. Всё серьёзно, не абы как.

К тому же попал я туда в самый разгар эпидемии коронавируса, когда меры предосторожности достигли апогея. За простой кашель или чих - расстрел! 

Входишь и сразу пистолет в лоб - не бойтесь, температуру меряют. Но с непривычки пугаешься.

Начальник отделения - опытный фтизиатр с 15 летним стажем, борется за каждого пациента. Дело в том, что в госпиталь сейчас попадает очень мало больных, благодаря стараниям военного начальства. 

В войсках за каждого заболевшего получают выговор с лишением премии. Могут вообще уволить, если в подразделении много заболевших. 

Вот и приходится командирам рот выкручиваться как умеют. Солдат в гражданских больницах лечат или в расположении рот своими силами. Только бы статистику не портить. А госпиталя полупустые стоят.

Пациенты

В отделении было 4 человека из больных. Двое солдат срочной службы. Они лежали уже по пол-года. Совсем одичали. Ни с кем не разговаривали. Выходили из палаты только в столовую или за таблетками до поста. Остальное время находились каждый в своей палате, копаясь в телефоне.

Один контрактник - Радик. Он уже в общей сложности 8 месяцев лечился в разных госпиталях. В конце в Читинский попал. Но он не одичал, а наоборот тянулся к людям и всякие работы в отделении выполнял: белил, красил, мебель ремонтировал и прочее. От скуки так спасался. Сестра-хозяйка его боготворила, такой помощник по хозяйству!

Четвертый пациент - Григорич, 64 года, подполковник в отставке. Обратился в госпиталь по поводу высокого давления, но стараниями Станислава Геннадьевича стал проходить обследование на туберкулез, как и я.

Через несколько дней солдат выписали с диагнозом “здоров”. Вылечили. Но привели ещё одного, недавно призванного. Как его призывали не понятно! Месяц прослужил и у него на плановой флюорографии выявили очаг туберкулезный, а на гражданке никому до него дела не было!

Медицинский персонал

Всего в отделении числится 19 человек. Из них работали: один врач, он же начальник отделения, старшая медицинская сестра, сестра-хозяйка, 5 постовых сестер, 4 младшие медсестры, они же уборщицы и 3 повара.

Второму врачу-фтизиатру 74 года, и ей не разрешалось ходить на работу. (Пресловутое распоряжение: 65+ сидеть дома).

Ещё 3 постовые сестры находились на работе в ковидном отделении, в красной зоне.

Туда прикомандировывали медперсонал со всех отделений понемногу на борьбу с короновирусом.

Работа

Работа начиналась в 8.00 с планерки. Начальник всех собирал в своем кабинете, выслушивал доклад дежурившей ночью постовой сестры, затем раздавал ценные указания. Всё как в армии.

Затем все начинали бегать, суетится, изображая кипучую деятельность. Медсестры бегали по различным поручениям. Старшая сестра с бумагами возится, различные графики составляет. Сестра-хозяйка обеспечением занимается, то молоко добывает, то вызывает ремонтников или электриков что-то чинить. 

Младшие медсестры-уборщицы моют отделение, да не просто, а с дезинфицирующим раствором, от которого дышать невозможно. Потом еще лампами кварцуют. 

К 11.00 все успокаивались и наступала тишина. В 13.00 обед. В 15.00 конец рабочего дня и домой. Неплохо, правда!

После 15.00 заступала на смену постовая сестра, дежурившая до 8.30 следующего дня, оставалась одна уборщица, по второму разу все помыть и повар. Но они до 18.00 задерживались. Причем повара работали 2 дня, затем 4 дня отдыхали. Пищу они не готовили, а получали в столовой уже приготовленную, приносили в отделение и раскладывали по тарелкам.

Постовая сестра занималась в основном заполнением журналов, которых было 54 штуки. Я посчитал. В оставшееся время стирала маски, готовила таблетки на утро и заполняла бланки для сдачи анализов пациентами. 

В 20.00 все собирались на посту для измерения температуры, давления и взвешивались. Ну и кому назначено, таблетки получить. Их пили под надзором медсестры,чтобы никто не уклонялся и не выкидывал лекарство.

Сестра дежурит всю ночь, спать ей запрещено. Но дежурства проходят сутки через пять. Ночь не спит, затем пять дней отсыпается.

Маски

А в прошлом 2019 году, в 14 отделении всё лето вообще ни одного пациента не было. И весь персонал занимался тем, что шил маски из марли, так как их не выдавали, а покупать дорого. Много масок нашили, больше сотни. К тому же они 8-слойные, многоразовые. Поносил день, в ведро бросил, из другого ведра чистую достал. Ношенные маски вечером медсестра в специальном растворе стирает, затем сушит и их снова можно носить. Правда запах раствора сильный, но зато безопасно. 

ведра с масками

Хотя с другой стороны посмотреть: маски носят больные туберкулезом и медперсонал во главе с заведующим отделением. Стирают их все в кучу в одном тазике. Ну и как потом понять, какие маски кто носил? Получается врачи и медсестры носят маски после больных! Представляете! И это считается нормально.

Да и больные разные. Кто-то с реальным тубиком лежит, а кого-то обследуют, как меня. Под вопросом есть болезнь или нет. После масок точно будет!

Я как одну маску новую выпросил, так с ней до выписки и проходил. Старался вообще не носить, из-за чего постоянно возникали конфликты с начальником. Он без маски вообще не появлялся, свято верил в их защитные свойства. 

А я их считаю бесполезным аксессуаром, которым чиновники показывают “заботу” о народе. Но у каждого свое мнение. Но вот дышать в многослойной марле, с запахом раствора то ли хлорки, то ли ещё чего едкого, действительно тяжело. Ну хоть в своей палате не заставляли носить. Отвоевал такое право! 

Начало обследования

Фтизиатр осмотрев меня назначил пить следующие лекарства:

Прием лекарств в туберкулезном отделении
название лекарствавремя приемаколичество
Рифампицин7.00-7.30 до завтрака2 капсулы
Изониазид 8.30-9.00 после завтрака4 таблетки
Этамбутол8.30-9.00 после завтрака3 таблетки
Пиразинамид8.30-9.00 после завтрака  14.00-.14.30 после обеда2 таблетки 2 таблетки

Всего 14 таблеток ежедневно. По словам медперсонала 2 таблетки способны убить взрослую собаку. Но мы не собаки! Нас так просто не убьешь.

Употреблял я эти препараты в течении 5 дней без каких-либо последствий. А вот на 6 день стал чувствовать небольшие отклонения в здоровье: тошнота, перевозбудимость нервная. На 7 день слёг. Состояние было как с жуткого похмелья, и оно не проходило. Есть и пить невозможно, тошнит. Сильная слабость. Весь день лежал на кровати не вставая. На восьмой день тоже самое. Я утром таблетки проглотил, чуть не вырвало и целый день лежал пластом, было очень плохо. Ещё подумал - вот так и умирают. Забеспокоились повара и медсёстры, что я ничего не ем, доложили доктору. На 10 день он осмотрел меня, назначил анализ крови, лекарство сказал пока не пить. Результаты анализов принесли в обед. Посмотрев их врач отменил все препараты и сказал что будем печень восстанавливать. У меня по его словам была генетическая непереносимость какого-то лекарства. 

Назначил он мне две капельницы в день с очищающим кровь и восстанавливающим печень раствором фосфальгида. Ещё 4 раза в день пить по 2 капсулы фосфальгида, таблетку от давления “кларисту” и мочегонную таблетку, чтобы жидкости побольше пил.

Почти 3 недели восстанавливали печень после нанесенного урона. Брали анализы крови и смотрели когда придёт в норму показатель. Он не должен превышать 40 единиц, а у меня подскочил до 250!

Надо сказать, что у меня ко второй недели, от восстанавливающих печень капельниц уже все руки были исколоты. Дело в том, что медсёстры очень плохо попадали в вены. То ли в силу возраста, то ли в отсутствие тренировок, но с первого раза никто не попадал. В основном со второго - третьего, иногда с четвертого раза. 

Случалось вообще не могла попасть и звала кого-нибудь на помощь. Вдвоём делали. Уже и в кисти делали, даже к ногам приглядывались, может там получше вены.

Жаловались доктору на меня, мол вены прячутся от них под мышцы. 

Катетер для капельниц

Врач принял решение поставить мне в вену катетер. Это типа крана пластмассового втыкают в вену и заматывают пластырем. И в таком положении он постоянно торчит. Надо капельницу сделать, иголку вставил, кран открыл и потекло в организм лекарство. 

установили катетер

Очень удобно, но есть одно “но” - вены воспаляются. Что у меня и произошло на следующие сутки. Успели только 2 капельницы сделать, смотрю вены красные стали и болят. Я к медсестре, та быстро катетер вынула, но вены не проходили. Утром доктор посмотрел и сказал что всё нормально, будем лечить мазью “троксерутин”. Мазать 3 раза в день. Так я руки до конца обследования и мазал, но всё равно до конца не избавился от последствий. В венах остались уплотнения, тромбы.

Продолжение обследования

Наконец кровь нормализовалась и Станислав Геннадьевич вновь взялся за моё обследование. Назначил опять те же препараты в таком же количестве. Уже вечером я опять загибался на кровати. На этот раз сильно рвало.

Волей неволей пришлось фтизиатру призадуматься и немного изменить лечение. Пиразинамид он вообще отменил, а рифампицин повелел вводить внутривенно, через капельницу.

Медсёстры были в шоке. Они так обрадовались, что восстановление печени закончилось, а тут опять мне капельницу назначили. Правда один раз в день, но для них и это испытание. Собрали они консилиум, как быть? И порешили, что капельницы будут ставить 3 самые опытные,у которых получше получалось или из другого отделения звать. Ох и намучились они со мной!

Вот так и лежал: утром капельница, затем таблетки, правда поменьше: изониазид-2 штуки и изобутан-2 штуки. Фосфальгид оставили также 8 капсул, от давления кларисту и мочегонную.

Как кормили

Самое лучшее питание в госпитале было тут, в туберкулезном отделении. Сами посудите:

рацион питания
прием пищивремяпродукты
завтрак8.00-8.30каша, хлеб, яйцо, масло 2 пакетика по 20 гр., по 3 куска сыра и колбасы, ложка красной икры, напиток кофейный и стакан молока
второй завтрак 11.00-11.302 яблока или мандарина, иногда заменяли соком 2 пакета по 200 гр.
обед 13.00-13.30первое, каша с курицей или мясом, салат, селёдки кусок, компот, хлеб без меры
полдник16.00-16.30булочка с повидлом и молоко 200 гр.
ужин18.00-18.30картошка варёная, молоко, хлеб, чай, творожная запеканка со сметаной, масло 20 гр.

Поначалу всё съедал, но потом уже столько на влазило.После перенесённого стресса долго нормально есть не мог. Но в конце концов восстановился. 

завтрак и обед

Ежевечерней варёной картошкой достали. Её никто не ел. Называли “подарок от Лукашенко”. После многочисленных жалоб иногда стали разнообразить ужин кашами, но не часто, чтоб не привыкали.

Каждую пятницу нас взвешивали, не дай Бог похудеть, сразу паника. Ведь похудение это первый признак обостряющегося туберкулеза.

Иногда селёдку давали на ужин вместе с молоком. Я искренне поражаюсь тому специалисту по питанию, который нам составлял такие диеты.

Новый год

Так потихоничку подкрался самый популярный праздник в нашей стране - Новый год. Особой радости конечно ни у кого не было, не те обстоятельства, но отпраздновать всё-таки решили. 

Заказали немного фруктов, овощей для салатов,конфет,  детское шампанское и конечно поз или буз, до сих пор не знаю как правильно это бурятское блюдо называется. Бузы очень вкусные и я по ним соскучился. Да и другие пациенты не прочь были себя побаловать.

В 11 вечера 31 декабря собрались в столовой, принесли туда телевизор и стали готовить еду: салаты нарезать, бузы в микроволновке греть.

Компания небольшая: 4 пациента, дежурная медсестра и младшая медсестра- уборщица осталась с нами, потому что ей утром 1 января не на чем на работу было приехать, общественный транспорт не ходил, а на такси дорого.

Как полагается без 15 минут 12 открыли шампанское, проводили Старый год, затем под бой курантов встретили Новый год. Пожелали больше в этом отделении не встречаться. Сразу оговорюсь, у меня это желание не сбылось!

Затем поели вкусных буз, оторвались! Чайку попили, посмотрели в окно салюты, на улицу выходить нельзя, и пошли спать. Вот такой получился праздник. Никому не желаю праздники в больнице встречать!

Стирка, помывка

В отделении находится комната со странным названием “санпропускник”. В ней как смогли, оборудовали душевую: соединили две ванные, изготовили железный каркас для занавески и вуаля, мойтесь на здоровье.

помывочная в палате

Мыться разрешалось 2 раза в неделю - в понедельник и четверг. По очереди заходили и по 10 минут мылись. Мыло выдавали бесплатно, это плюс. Мне даже мочалку новую выдала сестра-хозяйка.

Плохо то, что одна створка окна не закрывалась и было холодно, пока не нагреешься горячей водой. Починить окно было некому и приходилось всю зиму мыться в суровых условиях. Закалялись!

По четвергам также нам меняли постельное бельё, а солдатам срочникам и нательное. Мне нательное бельё не полагалось, в своём ходил, а его стирать иногда надо. Для этого мне выделили тазик. Сначала железный, немного ржавый, а через 2 недели поменяли на эмалированный, за хорошее поведение!

Вот в нем и стирал мылом, так как порошка не было. Стирал 2 раза в неделю, после помывки, не в грязном же ходить. 

Через 2 месяца мы с Радиком починили стиральную машину “Малютка”, которая бесхозно стояла в санпропускнике, и теперь жизнь моя облегчилась. На машинке стирать намного удобнее. Настругал туда мыла и вперёд, с песней. Затем воду мыльную слил и в чистенькой прополоскал. Опять же в машинке, а не руками.

Григорич

По окончании 14 дневного карантина, ко мне в палату переселили Григорича. В его палате собрались делать ремонт силами Радика. А материалы закупают медсёстры. Они в принципе всё закупают: лампочки, порошок стиральный, краску, даже линолиум на пол в отделении. С каждой зарплаты скидываются по тысяче рублей, а руководство решает на что эти средства пустить.

Он переехал с телевизором и сразу стало шумно. Как я уже писал выше, он обратился по поводу высокого давления. Но в результате оказался на обследовании на наличие туберкулеза, так как у него выявили непонятный очаг в легком.

В отличии от меня ударную дозу таблеток он переносил стойко, плохо ему не было. Он уверенно шёл к окончанию курса в 60 доз. Постоянно рассказывал истории из жизни, не соскучишся. В конце января неожиданно 2 торта принёс, день рождения у него. Вот ведь как бывает, и Новый год и именины в больнице провел. Не он конечно принёс, жена передала. Они в Чите живут и ему даже бельё стирали дома. 

Примерно на 50 дозе стала у Григорича сыпь по телу появляться, особенно на ногах, на аллергию похожа. Но он никому ничего не сказал,упорно терпел и чесал, пока ноги полностью не покрылись волдырями. 

К тому же давление стало скакать от 130/90 утром до 170/120 вечером. Даже сильные таблетки не помогали, уколами сбивали. 

Он посоветовался по телефону с женой и пошёл к доктору ругаться. Оказалось что и у Радика, который пропил чуть больше доз, такая же аллергия. 

Сильно они с доктором ругались В результате им установили жёсткую диету, на неделю лишили части продуктов, а у Григорича ещё забрали телевизор. Это не его оказался, а больничный. 

Назначили ему дополнительное обследование и неожиданно выявили небольшую опухоль в простате. 

Понять что это не было возможности ввиду отсутствия нужного оборудования, которое было только в Москве. Но фтизиатр, по словам Григорича предложил ему так:

  1. Обследуешься в платной поликлинике за 30 тысяч и выясняешь, что с простатой.
  2. Пишешь отказ от лечения в нашем госпитале и едешь самостоятельно в московский госпиталь, там тебя и будут лечить.

Григорич выбрал первый вариант. Ему повезло сделать обследование всего за 15 тысяч. Но у него выявили рак простаты, а очаг в лёгком - это метастаза.

Станислав Геннадьевич сделал соответствующую запись в личное дело больного и выписал его.

Окончание обследования

Пролежав в госпитале до начала февраля, приняв к тому времени 40 облегченных доз, без пиразинамида, фтизиатр сообщил мне, что согласно руководящего документа, он не может меня держать в отделении свыше 90 суток. И несмотря на то, что я не до конца пропил курс, требуется делать по мне какие-нибудь выводы. 

Поэтому он мне назначил КТ лёгких. Компьютерная томография показала, что изменений никаких нет, а значит я здоров, впрочем по виду доктора было понятно,что он в этом и не сомневался.

Через пару дней он назначил мне долгожданную военно-врачебную комиссию, которая состояла из 2 этапов:

  1. Внутренняя госпитальная комиссия, которая выносит первоначальный вердикт о состоянии здоровья. На ней присутствие обследуемого обязательно.
  2. Комиссия состоящая из специалистов разных областей. Они знакомятся с личным делом и заключением первой комиссии. Затем выносят каждый своё решение. Могут не согласится по каким то вопросам и потребовать дополнительное обследование. 

Если все врачи второй комиссии согласились с выводами первой, то это решение утверждается соответствующей печатью и росписями. Заключение ВВК отправляют в воинскую часть.

Первую комиссию я прошел быстро. Зашёл, представился, выслушал председателя комиссии, зачитавшего моё обследование. Сказал что согласен с выводами комиссии и вопросов не имею.

Председатель сказал, что теперь я могу ехать домой, а документы они мне вышлют почтой, так как вторая комиссия довольно долго проверяет документы, более 2 недель. На том и решили.

Основные выводы

В этот же день меня выписали, вручив выписной эпикриз, и я отправился на вокзал. В общей сложности я пробыл в госпитале 140 дней (с 13 октября 2020 года по 19 февраля 2021 года). Съездил за справкой!

Впечатление от пребывания в военном госпитале и без того невеселое, омрачалось тем, что вокруг свирепствовал коронавирус и даже прогулки отменили. Постоянно находились в палате, даже в местный магазинчик не пускали.

Если бы не ноутбук с выходом в интернет, я бы с тоски завыл. А так много нового узнал и много шагов прошёл в обучающем тренинге “Одна семья”, с помощью которого я пытаюсь стать блогером.

Так что друзья, когда поедете в госпиталь готовьтесь, что вы там надолго застрянете. Думайте как время коротать будете.

Но это не окончание истории. ВВК я не прошёл. Об этом в следующей статье...

На этом прощаюсь, читайте продолжение моих приключений!

Если у вас возникли дополнительные вопросы, задавайте их в комментариях. Я обязательно отвечу. 

Любви вам и Радости в жизни!

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение